@lastmod[] 31/III/2002 @pagename[] История - Эпоха Возрождения Магии @pagenamelong[] История --- Эпоха Возрождения Магии @currenticon[] time.gif @backlink[] /world/history/ @content[]

Наступление этой эпохи связано с восхождением в 5996 году до принятия календаря на трон Королевства Бигби I, сына Балина Менсельонского. Отец этого известного правителя был строг и имел много увлечений помимо дел государственных. Первого сына по имени Левенте он с детства усадил за книги и окружил мудрецами, готовя его к трону, второго (Бигби) отправил в Академию Диопила постигать науки, готовя его к должности советника, а третьему (Квайому) нанял умелых военных наставников и приписал к нему роту гвардейцев и дюжину отставных енералов, определив ему роль военачальника. При рождении четвертого сына жена Балина умерла, впрочем, и сын вскоре последовал за нею (архиерей даже не успел дать ему имя). Балин был безутешен, сильно сдал и поседел, но некоторое время спустя вернулся к прежним развлечениям, став более печальным и озлобленным.

Когда слабый здоровьем Левенте слег от перенапряжения и вскоре умер, Балин лишь пожал плечами и велел готовить к трону второго. Бигби очень долго тосковал по старшему брату и учился с неохотой, но, к счатью, проявлял недюжинный дар к ремеслу руководителя. Относительно же Квайома Балин не отдавал никаких приказаний, он остался при отставных енералах и достиг больших успехов в военном ремесле, впрочем, большей частью теоретических. Когда среднему брату было всего 16 лет, Балин скончался от несчастного случая на охоте, и Бигби короновали.

Так и получилось, что править он стал больше по наитию да по разумению, чем по книжным принципам. Вкус, привитый в Академии, он не растерял, и всегда был рад принять в своём дворце художника, певца или фокусника. Он построил себе новый дворец, совмещенный с часовнями Светлым Патронам, с огромными богатыми залами и большим балконом, где он мог являться народу. Большую часть средств на строительство предоставили собственно священники, желавшие богато убранных алтарей (и келий), но Бигби расходовал их так аккуратно, что ему почти не пришлось залезать в собственную казну. Простые люди любили молодого короля, а вот дворяне относились к нему несколько снисходительно и свысока, до поры.

Обмен желаниями

Самый главный праздник и поныне - День Обмена Желаниями. По стране началась эпидемия неизвестной болезни, заражавшей скот, причем мясо погибших животных нельзя было употреблять в пищу. Королевство рисковало остаться без мяса и молока. Бигби сперва обратился к священникам, но приговор Патронов был единогласным: справитесь и без нас. Бигби пообещал исполнить любое желание того, кто сможет справиться с напастью. Многие приходили, и явился, наконец, тот, кто действительно мог помочь. Он признался, что он преступник, маг, нарушающий закон, и попросил отменить закон о запрете волшебства. Бигби, к ужасу придворных, тут же согласился, и маг мгновенно исцелил всех животных, от переутомления свалившись к ступенькам трона.

Через несколько дней он стал поправляться, и начал рассказывать королю о преимущества, красоте и гармонии магии. Он так и не оправился, и после похорон молодой король издал Указ об амнистии всех магов в благодарность за избавление страны от великой беды и прглашении оных к королевскому двору за бесплатным угощением. В направлении дворца устремились два потока: различных фокусников, сапожников, переплетчиков и писарей, чьим тайным хобби были занятия магией (некоторые могли рассказывать увлекательные истории о приключениях (как правило, чужих)); а также поток шарлатанов, нищих, разбойников и злодеев, желавших - с магией или без - прокормиться за счет доброго короля и его расслабившихся гостей. Со вторым потоком справились на удивление быстро, рассовав его по тюрьмам с приговорами "за кражу", "за убийство", "за оскорбление короны" и пр., а первый рос и крепчал, и через несколько лет двор королевства был украшен несколькими действительно великими деятелями. Они по ночам изучали книги, написанные (и нередко зашифрованные) их менее уютно прожившими предшественниками, а также писали свои трактаты, а по вечерам радовали свет своим присутствием на балах и прочих праздниках. Сам Бигби также увлёкся магией и стал делать успехи.

Бигби I умер в возрасте 87 лет, как и было предсказано. Ему наследовал внук Корнелий (сын Бигби к тому времени был нездоров и отрекся в его пользу). Он начал карьеру монарха большим походом с целью присоединить дальние земли к счастливому королевству. Он пошел на юг, первые победы давались с трудом - сказывался недостаток тренировок, потом пошло легче, потом было несколько сражений, практически фатальных, но Корнелий не повернул назад. Дойдя до Полых Холмов, он чуть не сдался в руки мирным халфлингам, но в последний момент всё-таки догадался, что они мирные. Это был первый контакт людей Южного Королевства с полуросликами (после Кары, конечно). Дойдя до берега Белого Моря, он принял бой с ратью варваров, видимо, предков Орзусцев, был наголову разбит, но смог с горсткой верных дворян добраться домой. Больше он никуда не ездил (и, говорят, даже не выходил из дворца).

Корнелий умер тихо, во сне, жарким летом 5894 года. Его сын, Ёнизар, особенно не прославил себя ничем и при нём королевство так и осталось в промежуточном положении: вроде как и много завоевали, вроде как и армии не осталось. На троне он усидел всего три года, после чего, мечтая также запечатлеться в памяти потомков, отправился завоёвывать север с несколькими сотнями гвардейцев и пятью кораблями, остатки которых прибило к берегу на пятый день. Его сын, Адриэн Воитель, произвёл большую военную реформу: он призвал к себе ветеранов, успевших отслужить своё в армии его деда и вернуться домой до его поражения, и предложил им в обмен на участок земли и место при дворе снова вступить в ряды армии и муштровать новичков.

Это дало хорошие результаты: армия снова стала способна и к защите государства, и к тому, чтобы "вернуть" территории, найденные Корнелием. Адриэн, оставив вместо себя брата по имени Себастьян, снова повёл армию на юг. Адвераннор и Полые Холмы снова вошли в состав Королевства. Правителем этих новых провинций он поставил своего сына Теодора (в 5876 году), и вернулся в столицу. Это можно считать первым толчком к созданию особой прослойки людей, владеющих землей и занимающихся в основном только военным делом. При Адриэне было закрыто несколько портов, к морю у него всю жизнь было неприятное отношение из-за гибели отца и чисто практических соображений, что корабли невозможно применять на войне (не с кем). В 5855 году он умер, упав с лошади, и Себастьян послал инаугурационную процессию к Теодору. Последний тем временем настолько сроднился с холодным Адвераннором, что развернул процессию обратно с подписанным отречением от престола. Власть перешла к Морису Длиннобородому, сыну Себастьяна, который сам был слишком стар для трона и слишком хорошо его знал.

Морис рос очень странным мальчиком, учась в общем неплохо, но время от времени удивляя учителей полной неспособностью сопоставить два очевидных факта. Иногда, впрочем, он задавал им такие вопросы, на которые они были не в силах найти ответ. Он принял корону спокойно (ему было тогда всего 40 лет, но он уже отрастил длинную густую бороду) и тем завоевал себе нескольких врагов, желавших её больше и с трудом скрывавших это желание. Первые месяцы он провел в изучении старой библиотеки, наполненной трудами придворных Бигби I, и впервые за 140 лет спросил, а где, собственно, сейчас все те маги и волшебники? Оказалось, что они не так уж далеко, один из них так и просидел всё это время Главным Виночерпием. Это был известный Габриэль Книгочей, нашедший особый рецепт вина и потребляющий только его на протяжении многих лет, в результате чего приостановил своё старение, но отрастил невероятных размеров пузо и постоянно был пьян, ибо боялся смерти. Во время реформ Адриэна (говоря точнее, по возвращению оного из похода) он был в обязательном порядке направлен на краткие курсы муштры, куда явился в крепкой карете (тогдашние лошади не могли его выдерживать) и в сопровождении двух десятков телег, груженых вином разных сортов (коих тогда было два: молодое и старое). Работа солдатского лагеря была нарушена на несколько месяцев, и в результате начальник лагеря по имени Эрик Одноглазый обменял свой добытый кровью лен на обещание, что Габриэль покинет лагерь (и продолжит поставки старого вина ко столу Эрика, как утверждает злая легенда). Большую часть новых владений Габриэля занимали виноградники и грушевые сады. Груш он не любил, и вскоре велел выкорчевать их, засадив всю доступную землю виноградом. Тонкий ценитель, он с удивлением обнаружил разницу между тем вином, что делалось из урожая нового виноградника, и обычным. Это открытие (заключавшееся в том, что новый виноградник получал больше солнечного света, чем старый) сподвигнуло его на попытки изменить рецепт, что привело к появлению тех ста пятидесяти сортов вин, коими так кичится ныне Алое Королевство.

К этому-то человеку и обратился Морис с вопросом "что есть магия и действительно ли она так красива, как о том повествуют старые трактаты?". За бутылочкой вина Габриэль стал рассказывать ему о магии, и внезапно сам увлекся неимоверно и, пообещав королю сюрприз, уехал в город собирать старых друзей. Из тех, кого он знал лично, живыми остались лишь двое: Филипп Костлявый и Отилюк Геометр. Первый находился при смерти и боялся использовать средство от старости, на разработку которого потратил всю жизнь, появление Габриэля он воспринял с некоторой обидой и завистью, не вдохновился его идеей и через несколько месяцев таки умер. Он имел множество учеников, некоторые из которых глядели на гостя с куда большим почтением, чем на собственного учителя. Отилюк был более одинок, хоть и поддерживал какое-то подобие клуба, куда были вхожи ещё нескольк крупных магов столицы. Они враждовали с другим клубом аналогичного толка, и это делало почти невоплотимой идею Габриэля "собрать всех, черт подери, волшебников, и показать ему, трах-тибидох, настоящую бурю!". Но остановить Главного Виночерпия было не так-то просто. Возвращался он домой в прекрасном расположении духа и на радостях открыл бутылку пятидесятилетнего вина: он узнал, что в столице и окрестностях проживает достаточно много магов, и показать молодому монарху трах-тибидох технически возможно.

Пьяный Переворот

Решение вскоре пришло в его слегка затуманенную винными парами голову, и через какой-то месяц в столице Королевства был проведен грандиозный карнавал: маги, фокусники и музыканты были приглашены со всех сторон света, некоторые (музыканты) даже явились из Каергии. Совместного трах-тибидоха не получилось, но весь город на двадцать дней погрузился в пучину чревоугодия, винопития, танцев и волшебных фокусов. Все люди были в глухих масках, что гарантировало, что враждующие маги не узнают друг друга, или по крайней мере не будут уверены до конца и не решатся начать сводить старые счеты. Где-то в середине этого веселого времени был осуществлён так называемый Пьяный Переворот, когда один из врагов Мориса занял его место, приклеив длинную бороду прямо к своей маске. Сделано всё было без особого шума и мало кто узнал не только, что произошло, но и сам факт того, что что-то произошло. Мориса же толи убили, толи сослали, тоже без каких бы то ни было следов.

Лже-Морис был магом, и ему не стоило большого труда сделать себе магическую бороду, как у своего предшественника. Понятное дело, что он питал уважение к магии ещё большее, чем сам Морис, и старался всячески собирать вокруг трона знающих её людей. Подводя итог, нельзя сказать, что королевство сильно проиграло от смены власти. Но сам факт свершения переворота стал известен архиерею Дидье, главе светлых священников Кириндиуса, и он сделал его достоянием толпы. Лже-Морису пришлось бежать, проведя на троне долгие 17 лет. На его место сел молодой Бенуа, дальний потомок Квайома, младшего брата Бигби I. Он в сущности был послушной марионеткой в руках Дидье, пытался ограничить права магов и увеличить оные священников. Именно в то время церквям и духовным организациям разрешили владеть землей, как прото-дворянству.

В Королевстве шутили, что во времена Бигби придворные большую часть времени проводили на балах, при Корнелии и Адриэне - в военных походах, при Морисе - в библиотеке, а при Бенуа - в часовнях. У сына Бенуа, Ива, от такой жизни поехала крыша, и он ушел в далёкие странствования в одеянии монаха (не забывайте его имя, он ещё оттуда вернётся!), успев оставить сына по имени Клод. В 5786 году Дидье наконец скончался (точнее, вознесся), и Адриан, которому тогда стукнуло уже 74 года, с легким сердцем слез с трона и передал его внуку.

Клод оказался куда устойчивее отца и куда упорнее деда. Пока митрополиты решали, кого из них Кириндиус хочет видеть в качестве архиерея, он серьёзно взялся за перестройку государственной системы, убрав стоящий во главе страны орган под названием бирос, состоящий из почти сотни священников и короля как самого достойного из них. Он скромно, но уверенно поставил во главе государства короля в одиночестве, и учредил длинную вереницу придворных должностей, на высшие из которых назначались только потомственные (т.н. благородные) воины, не раз доказывавшие свою верность короне. Позже некоторые из этих должностей были упразднены, но названия остались в рангах благородных дворян. Так, при Клоде граф означал главу сборщиков налогов, а маркиз - главного архитектора короны, и так далее. В том числе он ввёл должность придворного мага, тем самым определив некоторые последующие события (фактически, этим он ушел от власти жрецов Светлых, и пришел под покровительство магов). Сначала на эту должность претендовал Габриэль, но узнав, что в таком случае ему придётся оставить карьеру виночерпия, протрезвел и заявил, что за высокими постами не гонится.

Придворным магом был назначен Рожер Хмурый, воплощающий то, что теперь называется социальным стереотипом мага: тёмная мантия до пола, посох, увенчаный драгоценным камнем, длинная белая борода и кустистые нахмуренные брови. При дворе его боялись, но в сущности он был человеком не злым, но строгим. Он одним из первых стал рассматривать магию как науку, разработал некоторые общие методы исследования магических эффектов и поддерживал эпистолярную связь с другими достойными волшебниками.

Клод время от времени посылал небольшие отряды энтузиастов в разные стороны от столицы и в том числе установил связь с Каергией.

[не завершено]